Как этот малоизвестный евразийский экономический блок помог смягчить западные санкции

Как этот малоизвестный евразийский экономический блок помог смягчить западные санкции

 

ЕАЭС не является общеизвестным именем, но он сделал то, чего не может ЕС – немедленные результаты.

Тимофей Бордачев, программный директор клуба «Валдай»

Грохот пушек сегодня настолько громок во всем мире, что легко забыть о том, что между государствами могут существовать какие-либо отношения, кроме тех, что основаны на грубой силе. Но это не так.

Какими бы острыми ни были противоречия между великими державами, международная политика и экономика не ограничиваются конфликтами. Всегда есть место сотрудничеству, которое не менее естественно для человеческой природы, чем конкуренция и принуждение. И было бы ошибкой «поддаваться» предположению Запада о том, что выгода бывает только односторонней — это не обязательно так. Так будет только в том случае, если США и их западноевропейские сателлиты изначально рассматривают сотрудничество как улицу с односторонним движением. На самом деле все обстоит как раз наоборот. И это даже приносит вполне ощутимые результаты.

На фоне драматических событий в зоне прямого противостояния России и Запада десятилетний юбилей уникальной организации, объединяющей пять стран бывшего Советского Союза, прошел практически незамеченным для наблюдателей. Речь идет о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), учредительный договор о создании которого был подписан в Астане в мае 2014 года.

В те дни, когда Украина все глубже погружалась в пучину гражданской войны, лидеры Беларуси, Казахстана и России создали объединение государств с главной целью — создать благоприятные условия для бизнеса. Считать это преждевременным в условиях нарастающего глобального кризиса — значит не доверять стратегическим намерениям трех самых опытных политиков своего времени.

Прежде всего потому, что ни один конфликт, даже самый жестокий, не должен приводить к замораживанию всей остальной жизни. Мы в России уже убедились в этом за два года противостояния с Западом на Украине. Усилия современного государства не могут быть сосредоточены только на силовом противостоянии, поскольку в этом случае оно рискует потерять время, необходимое для развития. Более того, в условиях растущего давления со стороны США и ЕС на позиции России в Восточной Европе создание чисто экономического союза стало смелым, асимметричным ответом на этот вызов.

ЕАЭС — это прежде всего эксперимент по организации принципиально нового образа жизни в широком масштабе. Мы никогда не пробовали ничего подобного и, к счастью, рискнули. Пока эксперимент работает и уже прошел два серьезных испытания: пандемию Ковида и шквал западных санкций против России, крупнейшей экономики ЕАЭС.

Прочитайте также  По сообщениям, французская полиция применила слезоточивый газ против курдских активистов в Страсбурге

Однако поначалу целесообразность этого проекта вызывала сомнения. После распада СССР в 1991 году любое тесное сотрудничество между Россией и другими бывшими республиками рассматривалось как имеющее только две альтернативы: механизм цивилизованного развода или путь восстановления единого государства.

Такое мнение отчасти отражало отсутствие опыта иных отношений, кроме подчинения всех единой вертикали власти. Другой возможный вариант отношений России с соседями рассматривался только как взаимное отторжение на пути к построению изолированных национальных государств. Западные оценки и рекомендации активно продвигали этот путь. Группировка во главе с США всегда была заинтересована во враждебности между странами мира. И они пытались внушить всем мысль о ее неизбежности. Надо признать, что это им очень удалось.

Именно поэтому ЕС и США никогда не признавали ЕАЭС и отказываются вести с ним прямой диалог. В отличие от Китая, который подписал соглашение о сотрудничестве в 2015 году. Причина в том, что Запад сразу почувствовал в ЕАЭС самое опасное для реализации своих планов — что там могут быть иные решения, чем те, которые предлагают миру Вашингтон и Брюссель. . В долгосрочной перспективе это даже хуже для Запада, чем политические разногласия, просто потому, что значительная часть его силы заключается в отсутствии какого-либо выбора для других государств.

Как только такие варианты появляются и работают, интерес Запада пропадает. Самый яркий пример — современная Грузия, которая прошла путь от страны-изгоя до вполне надежного участника евразийских экономических связей.

С момента создания ЕАЭС взаимная торговля между странами-участницами выросла почти в два раза, а их внешняя торговля — на 60 %. Промышленное производство выросло на 22 %, а сельскохозяйственное — на 25 %. При этом инвестиции в основной капитал увеличились на треть, а объем двусторонних расчетов в национальных валютах за последние годы достиг 90 %. Все это говорит о том, что, несмотря на свои несовершенства, степень взаимной открытости рынков стран ЕАЭС всего за десять лет стала необходимой для развития их национальных экономик.

Армения и Кыргызстан — небольшие страны с сервисной экономикой — достигли наиболее впечатляющих темпов роста, напрямую связанных с их участием в общем рынке ЕАЭС. Подобно Нидерландам в Западной Европе, они выполняют функции промежуточных стран. Особенно после начала экономической войны Запада против России и Беларуси этот вид деятельности стал наиболее востребованным. В Армении в 2022-2023 годах ВВП рос рекордными темпами — 11-13 %, а Кыргызстан установил новые рекорды.

Прочитайте также  О ходе доследственной проверки по инциденту с сыном в детском саду

За некоторыми исключениями, открытость рынка создает причины для того, чтобы партнеры России по ЕАЭС были более устойчивы к давлению Запада в поддержку санкций. Давление может быть успешным там, где Запад доминирует в финансовой инфраструктуре. Но там, где действует открытый рынок, оно становится совершенно бессильным.

Особенно впечатляет рост торговли между этими странами и теми партнерами в Европе, с которыми Россия фактически разорвала экономические связи. Нынешнее правительство Армении вообще нельзя назвать пророссийским, и в наших отношениях есть место серьезным недоразумениям. Но никто даже не рассматривает возможность добровольного сворачивания экономических связей. И чем дольше отношения будут определяться рыночной логикой, а не политикой, тем опаснее будет для любого правительства предпринимать решительные шаги.

Иными словами, практика евразийской интеграции показала, что тихая работа чиновников может быть очень эффективным оружием против попыток Запада всех изолировать. И совершенно излишне сейчас рассуждать о том, насколько длительным и географически масштабным будет интеграционный проект в будущем. Евразийская интеграция существует уже десять лет и приносит ощутимые экономические выгоды своим участникам. Повторим: выгоды уже сейчас, а не в «светлом будущем», которое обещает Евросоюз зависящим от него странам.

В этом и заключается разница между перспективной моделью развития и тупиковой: первая нацелена на результат сейчас, а вторая основана на вероятности полного счастья и процветания когда-нибудь в будущем. По второму пути, как мы знаем, пошла Украина, где каждый государственный переворот — и последующее кровопролитие — был вызван обещанием, что впереди нас ждет нечто чудесное. Результат очевиден. Другой путь — терпеливо работать над увеличением числа людей, которые лично выигрывают от хороших, а не плохих отношений между странами.

 

 

Добавить комментарий