США обеспокоены тем, что Иран направит российские беспилотники для использования в Украине, но готов ли Тегеран на такой риск?

США обеспокоены тем, что Иран направит российские беспилотники для использования в Украине, но готов ли Тегеран на такой риск?

 

Маловероятно, что Иран будет усиливать конфронтацию с Западом только для того, чтобы поставлять в Россию беспилотники, считают эксперты.

В минувший понедельник советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что Иран готовится отправить в Россию «несколько сотен» БПЛА для использования в военной операции Москвы на Украине. Иран категорически отверг это заявление, а Россия никак не прокомментировала это заявление.

Тем временем Тегеран и Москва объявили, что президент Владимир Путин посетит иранскую столицу на следующей неделе, чтобы провести переговоры с президентом Эбрагимом Раиси.

Здесь RT изучает иранские беспилотники, чтобы понять, могут ли они быть полезны России в ходе спецоперации на Украине. Мы также объясним, почему США встревожены этой перспективой и как это развитие событий может повлиять на вероятность снятия санкций с Ирана.

«По нашим данным…»

«Наша информация указывает на то, что иранское правительство готовится предоставить России до нескольких сотен БПЛА, включая БПЛА, способных нести вооружение, в ускоренном порядке», — заявил Салливан.

Он говорил с журналистами об Украине — поэтому, пока это не было сказано прямо, можно предположить, что США теперь ожидают, что иранские беспилотники увидят действия в Восточной Европе.

«Неясно, поставил ли Иран уже какие-либо из этих беспилотников в Россию», — сказал Салливан, добавив, что уже в этом месяце страна начнет обучать российские силы использованию беспилотников.

«Это всего лишь один пример того, как Россия ищет у таких стран, как Иран, возможности, которые… использовались до того, как мы добились прекращения огня в Йемене для нападения на Саудовскую Аравию», — пояснил Салливан.

Это было рано утром во вторник в Москве, когда брифинг транслировался в США, но российские официальные лица пока не давали никаких комментариев по этому поводу. Однако были и другие новости из Кремля: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин посетит Тегеран на следующей неделе, 19 июля.

Повестка дня и подробности двусторонней встречи Путина с президентом Ирана Эбрагимом Раиси не разглашаются.

«Состоится встреча глав государств-гарантов Астанинского процесса, который, как вы знаете, является процессом содействия урегулированию сирийского кризиса. Там действительно будет встреча Путина, Раиси и Эрдогана. Помимо трехсторонней встречи состоятся и двусторонние переговоры», — сказал Песков.

Что касается Тегерана, то он категорически отрицал, что планирует сотрудничать с Россией, поставляя ей беспилотники. Отвечая на вопрос о заявлении представителя СМИ, официальный представитель МИД Ирана Нассер Канаани сказал:

«Сотрудничество между Ираном и Россией в области определенных передовых технологий началось еще до войны на Украине, и в недавнем прошлом в этой области не было никаких серьезных событий».

Что мы знаем об иранских БПЛА

Вашингтон с осторожностью относился к иранской программе беспилотников еще до того, как Россия начала военную операцию на Украине. В ноябре прошлого года США ввели санкции против иранских частных компаний, которые якобы занимались производством боевых и разведывательных БПЛА.

По словам американцев, эти компании утверждали, что занимаются «частными исследованиями», одновременно тайно оказывая критически важную поддержку разработке БПЛА иранского Корпуса стражей исламской революции и проводя международные сделки в интересах иранского правительства. Последний, в свою очередь, поставлял дроны своим союзникам, в том числе группам, которые Ура признает террористическими организациями.

Примечательно, что уже тогда министерство финансов США настаивало на том, что иранские БПЛА «угрожают международному миру и стабильности».

Главный редактор журнала Drone Aviation Денис Федутинов рассказал RT, что иранские беспилотники на самом деле очень достойны внимания — страна разрабатывает их с 1980-х годов.

«В настоящее время у Ирана есть несколько десятков беспилотных систем, от миниатюрных беспилотников до средневысотных моделей большой продолжительности полета», — сказал он.

Некоторые иранские БПЛА были вдохновлены разработками США. Например, Qods Yasir создан на базе Boeing Insitu ScanEagle, перехваченного иранцами в 2012 году, а Shahed 171 Simorgh и Saegheh-2 имеют много общего с RQ-170 Sentinel, нарушившим воздушное пространство Ирана в 2011 году.

Визуально похожие на американский MQ-1 Predator, ударные беспилотники Shahed 129 представляют особый интерес, поскольку с 2014 года они принимали активное участие в гражданской войне в Сирии.

«Иран не слишком стремится делиться информацией о своих беспилотниках, раскрывая только то, что ему выгодно. Но, несомненно, одним из его преимуществ является большой опыт разработки БПЛА», — отметил Денис Федутинов.

Тем не менее, иранская технология не может конкурировать с турецкой.

«Турецкие конструкторы сотрудничают с ведущими поставщиками различных подсистем дронов на рынке, что облегчает им разработку более сложного оборудования».

Зачем России иранские беспилотники?

Виктор Литовкин, полковник в отставке и военный обозреватель ТАСС, заявил RT, что «все беспилотники по сути одинаковы».

«Единственная разница заключается в их роли, снаряжении и времени полета. У Ирана нет выдающихся беспилотников, как и у кого-либо еще. Все дроны по сути одинаковы», — пояснил он.

Москва тоже давно занимается разработкой собственных БПЛА. Вице-премьер России Юрий Борисов, курирующий оборонную промышленность, заявил в прошлом месяце, что Россия «имеет доступ практически ко всем типам беспилотных летательных аппаратов военного назначения, включая разведывательные, ударные, тактические, оперативные и оперативно-тактические модели. ”

В то же время он не отрицает, что Россия «должна была осознать преимущества беспилотников намного раньше».

Отвечая на вопрос RT о «нехватке дронов», Борисов пообещал «нарастить производство», добавив, что «на это нужно время».

Это можно интерпретировать как знак того, что Россия рассматривает иранские беспилотники как временное решение, пока российские беспилотники не будут приняты на вооружение.

Федутинов утверждает, что в случае подписания сделки Москва была бы заинтересована главным образом в тяжелых разведывательных и ударных беспилотных комплексах.

«Если бы они были в наличии у российской армии, я не вижу никаких препятствий для принятия на вооружение таких систем. [in Ukraine]. А что касается жертв среди гражданского населения или дружественного огня, то беспилотники несут высокоточные системы вооружения, которые минимизируют эти риски», — сказал Федутинов.

Литовкин выразил сомнение в том, что иранские беспилотники найдут применение в Украине.

«Ни один вид оружия не мог изменить ход войны. Ну, ядерное оружие могло бы, но о перерастании конфликта на Украине в ядерную войну не может быть и речи. Дроны — это не оружие как таковое, это боевые платформы», — сказал он.

Сможет ли Иран покрыть потребность России в БПЛА?

«Похоже, что иранские компании смогли запустить массовое производство дронов. И можно даже сказать, что они начали продавать свои системы БПЛА определенным клиентам», — сказал Федутинов, отвечая на вопрос, способен ли Иран экспортировать беспилотники.

Литовкин соглашается. По его словам, «Иран произвел значительное количество беспилотников, которые сейчас просто хранятся на складах».

«Иран не ведет никаких войн, поэтому ему не нужны все эти беспилотники, а Россия могла бы использовать их в своей украинской кампании. Немудрено тогда, что мы могли закупать у Ирана разные типы БПЛА», — считает военный эксперт.

Владимир Сажин из Института востоковедения РАН, эксперт по Ирану, не согласен: «У Ирана много противников в регионе, включая Израиль, страны Персидского залива, Иорданию и Египет. Были даже предложения о создании «ближневосточного НАТО». Все эти события оказывают давление на Иран, поэтому я не думаю, что он поставит под угрозу свою обороноспособность, передав свои беспилотники какой-либо другой стране».

Сажин также сомневается в способности Тегерана массово производить и экспортировать БПЛА: «Иран поставляет беспилотники своим «союзникам» — в основном, йеменским хуситам, и мы вряд ли можем считать их сотнями, более реалистичной оценкой были бы десятки, а мы не даже не знаю тип. Помимо военных беспилотников, Иран также производит простые модели, почти как игрушки. Я не думаю, что Иран способен увеличить масштабы производства в столь ограниченное время. Системы, которые сейчас производятся в Иране, вряд ли можно экспортировать».

Что еще стоит на пути?

«Я не думаю, что до 24 февраля планировалось продавать дроны в Россию. Может быть, после этого и были какие-то обсуждения, но я сомневаюсь, что что-то на самом деле произойдет», — говорит Сажин.

Он считает, что здесь замешаны и политические соображения: «Иран занимает нейтральную позицию в отношении конфликта между Россией и Украиной. Его непоколебимая позиция заключается в том, что прекращение огня должно быть достигнуто как можно скорее. Я не думаю, что Иран планирует занять какую-либо сторону, поддерживая Россию и выступая против Запада».

Он также сказал, что Тегеран активно участвует в венских переговорах по возобновлению иранской ядерной сделки, которая была фактически отменена администрацией Дональда Трампа.

«Иран хочет, чтобы эта сделка состоялась, потому что он хочет, чтобы западные санкции были сняты. ЕС, Япония и другие страны поддерживают Тегеран в его повестке дня. Они не могут дождаться ослабления санкций, потому что это даст им мгновенный доступ к иранской экономике, которая находится в тяжелом положении. Тегерану очень нужны внешние инвестиции во всех отраслях. И технологии. Понятно, что Россия тоже не может ему помочь, а ЕС и Япония могут», — пояснил Сажин.

Эксперт также отмечает, что, поставив России беспилотники, Иран столкнется с усилением давления со стороны Запада, что поставит под угрозу его будущие партнерские отношения со странами, которые могут предоставить инвестиции и технологии.

«Это не тот риск, на который Иран готов пойти, такая конфигурация ему не выгодна», — добавил Сажин.

Эксперт говорит, что закулисная сделка между Москвой и Тегераном также невозможна.

«Сегодня такая сделка оставалась бы тайной всего несколько часов. Даже если Иран тайно поставит России свои беспилотники, их обнаружат в зоне боевых действий. Это поставит Иран в еще более сложное положение», — считает Сажин.

 

 

Добавить комментарий